Previous Entry Share Next Entry
Исповедь и покаяние (из моей работы) (1)
ierey_alexandr

Из моей прошлогодней работы "Личная аскетическая практика мирянина". Авторство - мое, иерей Александр Заплетин. Цитаты - см. ссылки во второй части.
Цитирование разрешено с указанием первоисточника и автора.

2. Исповедь и покаяние (часть1)

2.1. Общие положения

2.1.1. Покаяние как процесс, Таинство Исповеди как важнейшее событие этого процесса

Публичное христианство началось с проповеди покаяния, которую вел пророк Иоанн Креститель: «… был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне. И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов,…» (Лк.3:2-3). На тот момент покаяние воспринималось как единовременный акт обращения от греха к праведности, который происходил перед «водным крещением покаяния». Но и после крещения христиане грешат, а потому возникла практика покаяния для ставших христианами.

Митр. Илларион (Алфеев) описывает процесс покаяния, опираясь на последовательность притчи Господа о блудном сыне: «Покаяние начинается с раскаяния и обращения ("пришед в себя"), которые перерастают в решимость ("встану, пойду") и заканчивается возвращением к Отцу ("встал и пошел"), исповеданием грехов ("я согрешил"), прощением от Бога ("принесите лучшую одежду"), усыновлением ("этот сын мой") и духовным воскресением ("был мертв и ожил, пропадал и нашелся")»[1].

Заметим, покаяние здесь выглядит достаточно сложным процессом, состоящим из нескольких этапов, а не просто приравнивается к Таинству Исповеди, как иногда говорится. Сначала человек должен совершить личную духовную работу по осознанию греха и созревания решимости от греха освободится, и только потом он идет на Исповедь для церковного исповедания греха и получения отпущения греха (прощения и исцеления) от Бога. Свят. Иоанн Златоуст пишет об этом: «Сообразно с расположением приходящего, Господь дарует и врачество от ран»[2], а значит важно стяжать нужное расположение.

Таким образом, можно определить понятие «покаяние» как весь процесс избавления от грехов, в частности от каждого конкретного греха, а понятие «Таинство Исповеди» определить как важнейший акт (событие) в этом процессе, в котором Бог в меру личного покаяния человека исцеляет грехи. Итогом верно подготовленной и совершенной Исповеди можно рассматривать высказывание свят. Иоанна Златоуста: «Истинное исповедание – в том, чтобы отвергнуть грех от всей души, и, раз отвергнув, из­бирать его и никогда уже не возвращаться к нему»[3].

2.1.2. Краткая история Таинства Исповеди[4]

По наиболее часто встречающемуся мнению, изначально Исповедь использовалась для присоединения к Церкви тех, кто особо серьезными грехами отлучил себя от Церкви. Исповедь как Таинство совершалась весьма редко, и такой редкий ритм продолжался еще длительное время, что можно вывести и из самого чинопоследования Таинства сохранившегося в современном Требнике, когда положено совершать его полным чином над одним человеком, значит над многими – надо совершить много полных чинов Исповеди по очереди. И, таким образом, чин разработан для условий весьма редкой исповеди, когда не может быть десятков или сотен исповедников подряд. По этому чину сам текст молитв говорит о воссоединении с Церковью. В древности Таинство Исповеди часто совершалось публично, перед епископом и народом, в случае отпадения от Церкви в связи с гонениями или совершении особо тяжких грехов. Но была и практика покаяния в любых грехах уже не перед священником, а перед собратьями «Исповедуйте убо друг другу согрешения и молитеся друг за друга» (Иак.5:16 славянск.), если бы имелось в виду современное Таинство, то было бы сказано о епископах или пресвитерах, а не просто друг о друге.

Впоследствии, среди монашествующих, возникла практика «Откровения помыслов», которая обеспечивала контроль и руководство аввы-учителя для своего послушника-ученика в его духовном совершенствовании. Основана она на вышеприведенном указании апостола Иакова. «Ежедневное исповедание, или ежедневное откровение и поверка совести, есть древнейшее монашеское предание и делание. Оно было всеобщим в прежнем монашестве, что видно со всею ясностию из творений преподобных Кассиана, Иоанна Лествичника, Варсонофия Великого, … Для осуществления второго правила необходим преуспевший в духовной жизни, воспитанный по этому правилу инок. Здесь опытное знание — совершенная необходимость. Преподобный Кассиан Римлянин говорит: “Полезно открывать свои помыслы Отцам, но не каким попало, а старцам, духовным, имеющим рассуждение, старцам не по телесному возрасту и сединам. …”»[5]. Заметим, здесь говорится именно о послушничестве у опытного монаха (инока), не обязательно священника. Основной смысл практики не в таинственном исцелении любого незначительного прегрешения или помысла в Таинстве при участии священника, но в контроле и руководстве со стороны опытного собрата. В женских монастырях, соответственно, у опытной монахини-старицы, которая ни при каких условиях не может быть священником. Конечно, любое исповедание, келейное или при участии старшего собрата, есть и покаяние пред Богом, но не «Таинство исповеди». При необходимости монах-наставник отправит своего собрата на исповедь к священнику.

Для мирян к схожей практике относятся анализ прошедшего дня, выраженный во многих молитвах вечернего молитвенного Правила, последняя из которых так и называется «Повседневное исповедание грехов».

Итогом исторического развития Таинства Исповеди, связанного и с существующей веками практикой весьма редкого Причастия предваряемого обязательной Исповедью[6], стало совмещение Исповеди как Таинства присоединения к Церкви через прощение смертных (отлучающих) грехов и духовнической практики «откровения помыслов», можно даже сказать, обретение Таинством нового смысла, смысла таинственного исцеления любых грехов, важнейшего элемента личного покаяния. Конечно, достаточно редко человек настолько прегрешает, что существенно отпадает от Церкви и нуждается в Таинстве, присоединяющем его обратно. Но любой христианин нуждается в мудром духовном совете для помощи в покаянии, а отпущение грехов в Таинстве Исповеди происходит и в отношении неотлучающих грехов, что способствует успешному покаянию.

2.2. Подготовка к Исповеди и ее регулярность

2.2.1. Методы написаний пособий по подготовке к Исповеди

Основным методом написания пособий по подготовке к Исповеди, судя по популярным работам[7], является предложение кающемуся списка грехов, составленного по какому-либо принципу. Грехи структурируются авторами пособий, как правило, либо относительно 10 Заповедей, либо относительно 8 базовых страстей. Иногда в таких пособиях предлагается шаблон исповеди, кающемуся остается только его повторить перед священником, выделив найденные соответствия своему состоянию, по списку[8]. Скорее всего, данная практика восходит к епитимийным сборникам подобным "Номоканону при Большом Требнике" и католической системе одобренных Папой Римским последований грехов.

Но «В любых таковых перечнях (грехов – прим. И.С.), - пишет автор книги “Как подготовиться к исповеди и причастию” священник Михаил Шполянский, – таится большая опасность - формализация понятия греха: раз написано – значит грех. Однако в действительности все намного сложнее... Необходимо понимать, что греховный поступок - понятие не абсолютное, а относительное»[9]. И если одни пособия со списками грехов полезны, поскольку составлены опытными и духовно знающими людьми, например «Опыт построения исповеди» архим. Иоанна (Крестьянкина), то иные могут быть откровенно вредны, так как не столько помогают выработать умение видеть в своих поступках нарушение заповедей, сколько способствуют погребению действительно серьезных грехов во множестве мельчайших несовершенств и дисциплинарных отклонений, а иногда даже провоцируют грубейшие помыслы за счет излишне подробных описаний плотских грехов. Таким отрицательным примером подхода является весьма критикуемая книга свящ. Алексея Мороза «Исповедую грех, батюшка» с ее столь подробным описанием грехов против 7 заповеди, что срамно и читать, не говоря об иных недостатках.

Как можно видеть, подход к познанию греха «от списка» с одной стороны может быть полезен для начального понимания своей греховности, для обучения кающегося видеть за каждой заповедью не только ее прямое нарушение, но и косвенное. Например «не убий» в ослабленной форме может прилагаться к созданию неразумного риска для жизни ближних, скажем, в намеренном нарушении ПДД. С другой стороны, подход опасен легкостью создания вредных для читающего перечней, а главное, отвлечением от тех грехов, что в список не попали. Даже если автор книги дает кроме перечня и множество мудрых советов по подготовке к Исповеди (как великий духовник архим. Иоанн (Крестьянкин), читающий может сосредоточиться лишь на перечне, так как это проще.

Кроме этого, дополнительная опасность любого перечня грехов в том, что серьезнейшие грехи перечислены вместе со значительно менее важными и опасными, и человек честно пытающийся выявить в своей жизни все перечисленные прегрешения может дойти до состояния «Сверхчувствительной совести», фактически близком мании. «Сверхчувствительная совесть обладает чрезвычайной разборчивостью и склонна применять этические нормы очень детально и скрупулезно. Такая совесть содержит в себе ярко выраженное законническое понимание этики. Человек со сверхчувствительной совестью склонен уделять большое внимание самым незначительным поступкам и событиям в своем поведении и межличностном общении. Они заслоняют от него главные цели в жизни и лишают той необходимой целеустремленности, которая должна вести к обожению»[10].

Но кроме подхода «от списка грехов» существует и подход к обучению кающегося учиться видеть грехи свои в соответствии со своей духовной мерой. Отчасти соответствует этому принципу «Опыт построения исповеди» архим. Иоанна (Крестьянкина), особенно введение. Весьма соответствует пособие «Исповедую Тебе, Господу…»[11]. Недостаток такого подхода состоит в его сложности, он требует от кающегося истинного творчества в покаянии.

Можно сделать несколько практических выводов:

·                   Рекомендовать пособия прихожанам надо обязательно предварительно их изучив, дабы не порекомендовать чего-то вредного.

·                   Пособия со списками грехов особо полезны в начале духовного пути, для осознания себя грешным и для определения самых грубых грехов, прямо нарушающих Заповеди.

·                   Для более опытных прихожан полезно удаляться от поиска прегрешений по готовым спискам к иным методам подготовки.

2.2.2. Дар видения грехов – дар Божий

Для успешного покаяния необходимо определить, в чем же конкретно необходимо каяться, в чем конкретно заключается грех. Определить грехи и страсти (хронические греховные состояния), требующие исцеления покаянием.

Святитель Игнатий Брянчанинов говорит о познании своих грехов: «Блаженна душа, узревшая гнездящийся в себе грех! блаженна душа, узревшая в себе падение праотцов, ветхость ветхого Адама! Такое видение греха своего есть видение духовное, видение ума, исцеленного от слепоты Божественною благодатью. С постом и коленопреклонением научает святая Восточная Церковь испрашивать у Бога зрение греха своего»[12]. А преп. Никон Оптинский говорит «Зрение грехов есть дар Божий. Его надо просить себе у Бога»[13]. Таким образом, главный способ определения греха, кроме самых очевидных и грубых, это личное осознание, дарованное Богом кающемуся.

Церковь, понимая необходимость такого осознания, предлагает множество молитв испрашивающих дар видения грехов. Например, молитва Ефрема Сирина, которая просит этот дар наиболее прямо: «Господи и Владыко живота моего, Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи, Царю! Даруй ми зрети моя прегрешения, И не осуждати брата моего Яко благословен еси во веки веков. Аминь»[14], а множество молитв, особенно собранных в Вечернем Правиле, просят у Бога желания покаяться в грехах, предлагают задуматься о том, совершили ли мы что-то из перечисленных в молитве грехов в этот день. Особый интерес представляет практика Иисусовой молитвы, так как она настраивает молящегося на постоянное помятование о Боге, просит милости, в которую, конечно, входит и осознание еще не осознанных христианином грехов.

Потому можно сделать вывод – главный метод осознания грехов это стяжание дара от Бога, дара видения греха. Стяжание с помощью всего строя христианской жизни, особенно – молитвы.


Далее http://ierey-alexandr.livejournal.com/18455.html


  • 1
(Deleted comment)

Re: А Вы можете мне помочь?

Насколько я понимаю, Вы человек не церковный. "говорил в МЫСЛЯХ" и т.д. Соответственно и непонимание зачем же покаяние в мелких грехах, мол по вере будет. Это ведь не от Церкви... это от Булгакова в "Мастере и Маргарите" это "по вере будет вам". Церковь же учит - ВСЕ воскреснут перед Страшным Судом. Но одни в "воскресение живота и жизнь вечную", а другие в "воскресение суда и огонь вечный". Кто эти одни и другие, точнее насколько велик шанс вне Церкви оказаться все таки в первых - есть разные мнения. Но уж точно, что основная задача человека от Бога это уподобление Христу в Его человечестве, исполнение воли Божьей (а это не плохо - это служение абсолютно великому, а не относительно вроде идеи, государства или человека), самосовершенствование себя для этого уподобления через покаяние (избавление от греха) и обожения (стяжание благодати Божьей, общения с Богом).

Вот и нужда в покаянии. В том числе в бытовой мелочи - ее надо уменьшить до возможного минимума. Вот и невозможность смерти атеиста - человек создан бессмертным, а смертность тела - следствие т.н. первородного греха, этакая мутация унаследованная, которую Бог исправляет в истории. Вот и конечность мира - после Суда этот мир закончиться.

(Deleted comment)

Re: А Вы можете мне помочь?

И исповедь и причастие должны быть регулярными и не редкими. А классифицировать в "красивые определения" не советую. У Вас просто пока слабое понимание Церкви и вероучения, а не какие-то духовные сложные проблемы, которые имеют церковные названия. Сложно обзовете - не поймете как вылечить.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account